Обзор "Телеком в России 2007"

15.05.2007

"Мы ждем, что бизнес укрупненных операторов связи вновь начнет развиваться"

О перспективах развития сетей NGN в России, об особенностях построения системы защиты информации этих сетей, о планах компании по развитию бизнеса в телеком-секторе CNews рассказал директор центра сетевых технологий компании «Инфосистемы Джет» Алексей Кузин.

CNews: Как, на ваш взгляд, изменился отечественный рынок телекоммуникаций за последний год? Какие новые технологические моменты здесь можно отметить?

Алексей Кузин: На телеком-рынке России и СНГ сейчас происходит укрупнение. Одновременно с этим идет процесс либерализации дальней связи. Количество операторов связи сокращается, они становятся более мощными, такие игроки работают абсолютно во всех сегментах рынка. Укрупняясь, операторы получают лицензию на международную и междугороднюю связь, получают разрешение на эксплуатацию подобных сетей связи. Возникает конкуренция на рынке дальней связи. Вот, наверное, основные факты с точки зрения изменений на телеком-рынке.

Если говорить о технологических новинках, то в первую очередь стоит отметить NGN и Wi-Max. NGN — как технологическое изменение процессов строительства сетей дальней связи, техническое решение для операторов, получивших лицензии на оказание этих услуг. Wi-Max — как систему доступа в первую очередь — в регионах. Сети доступа в регионах сегодня слабо развиты. Рассчитывать на то, что будет дальше развиваться медь, не приходится. Поэтому я думаю, что по мере появления соответствующего оборудования операторы связи будут строить подобные сети в регионах.

CNews: Насколько активно в России сегодня развертываются сети следующего поколения (NGN), по вашим наблюдениям?

Алексей Кузин: Их развитие я бы не назвал активным. Все-таки у нас в стране отрасль связи (если не считать Москву и Санкт-Петербург), — это рынок продавца, а не покупателя. Фактически существует монополия на услуги связи, поэтому нет конкуренции и потребности в развитии каких-то новых услуг в этой области. И сети нового поколения — это, по сути, решение задачи, связанной со строительством сети международной, междугородней связи, отвечающей нормативно-правовым документам или отраслевым требованиям, не более того. Сегодня решения NGN покупают операторы дальней связи или мобильные операторы, которые стремятся таковыми стать для того, чтобы удовлетворять требованиям, написанным в лицензии.

CNews: Каковы, на ваш взгляд, перспективы развития NGN? Дальше будет наблюдаться более активная динамика или сегодняшние темпы сохранятся?

Алексей Кузин: Я думаю, что в Москве и Петербурге, где есть конкуренция на рынке связи, NGN будут развиваться. Будут внедряться какие-то системы верхнего уровня, связанные с разработкой новых продуктов и услуг по управлению этими продуктами.

В регионах, скорее всего, все будет идти ни шатко, ни валко. По крайней мере, сегодня никаких требований со стороны Мининформсвязи или обоснований для строительства подобных сетей нет. Зачастую создание NGN — это просто инициатива технических директоров операторов связи, которые хотят опробовать какие-то новые услуги и технологии. Здесь новизна условна: сети Voice over IP строятся уже давно, это была некая бизнес-модель работы «в обход» Ростелекома. Тем не менее, NGN — это обкатанная технология. Я думаю, что какое-то количество внедрений в регионах будет, но им не будет обоснования, с точки зрения развития бизнеса. NGN это просто одно из направлений, которые продолжат тестировать.

CNews: Существует мнение, что NGN — это больше маркетинговый термин, нежели технология. Что концепцию продвигают иностранные вендоры с целью увеличения своих продаж, в то время как высокие затраты операторов на новые технологии отрицательно сказываются на их финансовых показателях. Можно ли провести здесь какие-то контр-аргументы?

Алексей Кузин: Про маркетинговый термин — это и правда, и неправда. NGN как концепция, как технологическое решение, как архитектура сети существует и развивается. И ею занимается Международный институт связи.

То, что сегодня вендоры называют NGN это не совсем та же концепция. Это действительно маркетинговый ход. Они называют NGN один из элементов «классической концепции», по сути soft switch. Наверное, это происходит потому, что ранее у этого оборудования была немного другая функциональность, и ее идеологическое развитие нужно было как-то назвать. Таким маркетинговым термином стали NGN.

Затраты (если считать только техническое решение), действительно, выше. Но если считать все — эксплуатационные расходы, количество линков при построении сети и т.п., то затраты фактически получаются одинаковыми. Поэтому, с точки зрения цены, нет выигрыша ни у новой технологии, ни у старой. Я думаю, что плюсом в NGN является возможность развития новых продуктов и услуг, конвергенции мобильной и фиксированной связи. Строительством или модернизацией сетей зачастую операторы вынуждены заниматься, потому что старое оборудование приходит в негодность, его прекращает поддерживать вендор. Поэтому имеет смысл переходить на решения NGN: при одинаковых затратах это, как минимум, позволяет операторам в случае необходимости развивать новые услуги.

CNews: Какие методы используют сегодня мировые поставщики для продвижения на рынке идеологии NGN? В чем вы видите специфику отечественного рынка с этой точки зрения?

Алексей Кузин: Такие же, как и при продвижении любых других продуктов и услуг, семинары, обучение специалистов, разработка определенной идеологии или бизнес-модели, с использованием которой операторы смогут зарабатывать деньги. Я думаю, что продвижение оборудования и решений NGN никак не отличается от любого другого оборудования. Главными аргументами в пользу NGN для оператора могут стать возможность предоставления новых услуг, примеры успешных масштабных проектов.

CNews: Как осуществляется защита информации в NGN сетях? В чем состоят основные отличия обеспечения информационной безопасности по сравнению с обычными сетями?

Алексей Кузин: Решение проблемы обеспечения информационной безопасности на сетях NGN — это сложная задача. Потому что они являются объединением сетей IPи телефонных сетей. Есть много примеров воровства большого объема трафика за последние семь лет, в течение которых операторы связи активно внедряли решения Voice over IP и в России, и в других странах. Это приводило даже к банкротству компаний.

Сегодня уже существует ряд решений для обеспечения информационной безопасности. Я не думаю, что имеет смысл обсуждать технологические особенности подобных решений. Просто операторам стоит воспринимать информационную безопасность как обязательную подсистему на объектах связи NGN. И смотреть, как эту проблему решают другие операторы, как ее предлагают решить вендоры. В отличие от телефонных сетей, где оператор связи, как правило, на этапе строительства сети не уделяет большого внимания вопросам информационной безопасности, при строительстве сети NGN оператор не может позволить себе так поступать. Иначе у него будет масса проблем.

Сегодня транспортом даже у крупных операторов международной связи в Европе и в США зачастую является интернет. Он стал широкополосным, задержек нет, и использование интернета дает оператору возможность сокращения затрат фактически без потери качества. Но интернет — это открытая сеть, а значит, мошенники могут получить доступ к оборудованию или к сетям NGN.

Поэтому информационной безопасностью в сетях NGN нужно заниматься комплексно: обеспечением безопасности и оборудования, и информационных систем. Нужно защищать сеть на IP-уровне.

CNews: С чем был связан ваш выбор Nortel в качестве партнера по направлению NGN? В чем, на ваш взгляд, отличия подхода этого поставщика к идеологии NGN по сравнению с другими вендорами?

Алексей Кузин: Компания «Инфосистемы Джет» является давним партнером Nortel, а по некоторым направлениям самым крупным партнером. И когда мы выбирали партнера по NGN, то проанализировали предложения других производителей, и оказалось, что Nortel был на тот момент лучшим выбором.

Приведу несколько примеров в подтверждение своих слов. Оборудование NGN выпускает компания Alcatel-Lucent. После объединения она до сих пор не выбрала, чей soft switch будет использовать. Это высокие риски для операторов. Они могут оказаться с оборудованием, которое впоследствии перестанут производить и поддерживать.

Eriсsson выпускает soft switch только для мобильной связи. И это также серьезная проблема: оборудование необходимо и операторам фиксированной связи, особенно с учетом того, как много сегодня говорят о конвергенции. Компания Cisco, которая, казалось бы, является основным производителем и идеологом оборудования Voice over IP, к сожалению, пока не выпустила продукт операторского класса. У Cisco есть хороший soft switch, но он корпоративного уровня и по производительности, и по функциональности. В декабре прошлого года компания получила сертификат на этот soft switch как на транзитную станцию, но пока не получила сертификат на городскую станцию. Я думаю, что Cisco постепенно доведет свой продукт до операторского уровня. Решения компании Huawei очень похожи на решения Nortel, но у Huawei отсутствует версионность, отсутствует привычный для нас подход к поддержке и развитию оборудования и программного обеспечения. По сути дела, каждый раз при инсталляции soft switch этого производителя дописывается программное обеспечение под конкретную задачу. Это приводит к тому, что все soft switch Huawei отличаются друг от друга. Когда оборудование совершенно разное тяжело прогнозировать и планировать изменения на сети.

Поэтому, по сути дела, у нас не было выбора. Несмотря на то, что Nortel — это, наверное, самое дорогое оборудование на рынке в силу тех причин, которые я только что перечислил. Но в отсутствие серьезной конкуренции на рынке нет смысла скромничать. Хотя дело не столько в этом, сколько в том, что Nortel несет существенные затраты на развитие этого оборудования. Оно работает и соответствует требованиям рынка. Именно поэтому его и покупают, и все интеграторы готовы быть партнерами Nortel.

CNews: Каких успехов достигла ваша компания в 2006 году по направлению телекоммуникаций?

Алексей Кузин: В целом, проектов в телеком-секторе мы делаем много, и они совершенно разные по объему и масштабу.

Наверное, главным успехом является то, что проекты NGN мы в течение минувшего года делали на потоке. Если в 2005 году было небольшое количество проектов, в основном — пилотных, то 2006 — год реализации проектов промышленного уровня.

Если говорить об интересных проектах, не связанных с NGN, то в 2006 году мы участвовали в строительстве сети связи федеральной компании «Совинтел» тоже на оборудовании Nortel. Сеть была построена вовремя, и оператор связи получил разрешение на ее эксплуатацию.

CNews: Каковы планы развития компании в секторе телекоммуникаций? Какие направления вы планируете продвигать в первую очередь?

Алексей Кузин: У нас в компании два направления в области телекоммуникаций. Это направление по работе с Enterprise и направление по работе с операторами связи. Мы планируем развивать направление NGN, уже ясно, что будем заниматься системами верхнего уровня для разработки так называемых сервисов добавленной стоимости.

Второе направление — это Wi-Max. Очевидно, что 2007 год станет годом проектов Wi-Max промышленного уровня. И мы готовимся к этому, мы участвуем сегодня в пилотных проектах, взаимодействуем с вендорами, обучаем специалистов и собираемся принять активное участие в строительстве подобных сетей.

Если говорить про направление строительства корпоративных сетей связи, то мы видим, интерес российских компаний к IPO. Они приводят свою деятельность в соответствие с рекомендациями аудиторов, которые готовят компании для выхода на IPO. И мы пытаемся сегодня сделать некий бизнес на стандартах, на аудитах. В области строительства дата-центров мы хотим заняться их приведением в соответствие американским стандартам.

CNews: Чего вы ждете от 2007 года в плане развития телекоммуникационного сектора?

Алексей Кузин: Ничего нового ждать не приходится. Мы ждем, что укрупненные компании, наконец, заработают. Сейчас они смотрят не вокруг, а внутрь себя. Они занимаются реорганизацией, зорко следят за курсом своих акций. И все это приводит к тому, что развитие бизнеса приостанавливается. А для нас, как для интегратора, это опасно. Поэтому мы ждем, что бизнес операторов связи вновь начнет развиваться.

Второй момент: заметно, что сегодня крупные российские операторы активно выходят на рынок СНГ, покупают местных операторов связи. Очевидно, что там будут идти процессы модернизации сетей, возможны какие-то пилотные проекты, которые опасно реализовывать на крупных российских сетях в силу больших рисков. И мы намерены заняться бизнесом в странах СНГ вместе с крупными российскими операторами связи.

CNews: Спасибо.